Gallinula chloropus

Материал из Энциклопедия птиц. WikiBirds

Перейти к: навигация, поиск
Научная классификация
Семейство: Пастушковые
Род: Камышницы
Вид
Камышница
Латинское название
Gallinula chloropus Linnaeus, 1758
Синонимы и наименования
на других языках
[eng] Common Moorhen

Содержание

Распространение

Ареал

Зап. Европа на север до Британских о-вов, Тронтгейма в Норвегии, южн. Финляндии и по средней полосе России на восток до Алтая, Забайкалья, сев. Монголии, вост. Туркестана и Приморья. В Зап. Европе к югу гнездится до Средиземного моря, в сев.-зап. Африке от Марокко до Египта, в ПереднейАзии—Малая Азия, Месопотамия, Сирия, Палестина, сев. Иран; в бывшем СССР до южной границы.

GalChl areal.jpg

Детали распространения у нас таковы. Населяет Бессарабию, всю Украину, Крым, Кавказ и Закавказье, соответствующие биотопы всей Средней Азии, среднюю полосу Европейской части России, южн. Сибирь, Алтай и Забайкалье. Северная граница недостаточно выяснена. На северо-западе она достигает Ленинграда (Бутурлин, 1935), проникает в Череповецкий район (Богачев, 1927) и следует на юго-восток через южные части Кировской обл.; была добыта около Яренска (Плесский, 1933). В Нижегородской обл. безусловно гнездится в южной ее половине (Серебровский, 1918, Воронцов, 1935). Далее граница вновь поднимается на северо-восток, достигая 56" в Татарии (Першаков.1929), в Башкирии района Уфы (Сушкин, 1897). В Азиатской части страны северная граница выяснена плохо. Она, вероятно, проходит через Омск, Каинск, Томск, проникая отсюда в юго-западные части Алтая (Сушкин, 1938). Штегманом (1929) отмечается для юго-зап. Забайкалья и безусловно гнездится, по сообщению Воробьева, на озере Ханка в Уссурийском крае. В прилежащих частях за пределами России гнездится в сев. Монголии и вост. Туркестане. Зимует по долинам рек Закавказья, в Таджикистане и Туркмении, Иране, на южном берегу Каспия, в вост. Туркестане и в Китае. Залеты отмечены в Гренландию, Исландию, на Фарерские о-ва, в сев. Норвегию, на о-ва Мадейра, Канарские, Зеленого Мыса, в Судан к Хартуму, в центральную Сахару. Зимует камышница уже в средней Европе от Англии и Норвегии, Швеции, Дании, Калининградской обл.; впрочем большинство особей из средней Европы отлетают на зиму в Средиземноморье (Нитхаммер, 1942).

Характер пребывания

В России гнездящаяся, перелетная и местами зимующая птица. Зимовки ограничены по площади. Нормально и в значительном числе зимует на водоемах между Ленкоранью и Иранской границей. Под Кумбашами, по наблюдениям Тугаринова и Козловой-Пушкаревой (1935), наблюдается не часто. Вероятно, в год наблюдений этих авторов численность камышниц была вообще ограничена. Несколько севернее, в долине Куры у Евлаха и Кюрдамира зимует регулярно и в большом числе. В 1950 г. в январе продолжала держаться на местах зимовок у Кюрдамира, несмотря на глубокий снег и жестокие морозы (—22=). Ляйстер и Сосвин (1942) считают камышницу оседлой для низменных частей Армении. Но вероятно местные птицы там при наступлении холодов сдвигаются к югу, заменяясь зимой прилетевшими с севера. Быть может зимует в болотах Риона, где отмечена нами в начале декабря. В значительно меньшем числе зимует в Азии: у озера Делили, в нижнем течении Атрека в Туркмении (Дементьев, 1951) и между Келифом и Кировабадом в Таджикистане (Иванов, 1940).

Даты

В Зап. Европе камышница прилетает весной между срединой марта и началом апреля; отлет с октября и затягивается до ноября. Зимуя в пределах России, на местах гнездовья появляется сравнительно рано. В Бессарабии будто бы начинает встречаться с конца апреля (Остерман,1912). Вероятно, прилетает значительно раньше, но вследствие скрытного образа жизни не сразу бросается в глаза. В Крыму под Бахчисараем пролетный экземпляр добыт 13 апреля, другой 19 апреля, под Херсоном прилет отмечен в первой половине апреля (Браунер, 1894 и 1898). В близкие сроки прилет наблюдался и в других частях южн. Украины: в середине апреля в Подолии (Храневич, 1925—26), около десятых чисел апреля под Запорожьем. Под Киевом, по многолетним наблюдениям, птицы прилетают между 3 и 28 апреля (Шарлемань, 1930), иногда прилет затягивается до 8 мая.

В Харьковской обл., по наблюдениям за ряд лет Сомова (1897), прилет также начинается рано (2 апреля, и с этого времени в различные годы затягивается до первых чисел мая (например до 8 мая). В Закавказье, где птицы зимуют, мы не имели точных дат о весеннем появлении. Во всяком случае в начале апреля птицы попадаются уже часто. В предгорных районах сев. Кавказа, где пролет носит более или менее случайный характер, камышницы появляются в апреле и продолжают лететь в мае (Беме, 1926). В Зоологическом музее Московского университета есть экземпляр из Дагестана от 3 мая, другой с Кубани от 8 мая. В близкие сроки прилетают камышницы в более северные части страны. В южных частях Минской обл. вероятно около 10—15 апреля (Шнитников, 1913), в районе Смоленска отмечена 12 апреля (Гржибовский, 1912), 2 мая экземпляр добыт под Калугой, 11 мая в Дмитровском районе Московской обл., в Орловской обл. валовой пролет отмечался 6 мая, около конца первой трети мая прилет и пролет идет в Ульяновской обл. (Житков и Бутурлин, 1906). Сравнительно рано летят камышницы и в Азии. В Туркмении весь весенний пролет происходит между началом марта и концом мая (Дементьев, 1951). Близ Гиссара экземпляр дсбыт 10 апреля (Иванов, 1940). В пустыне Кызыл-Кум пролет отмечен Богдановым (1882) с середины апреля и захватывает часть мая. Первые птицы в нижнем течении Сыр-Дарьи в окр. Джулека нормально появляются в последней трети апреля, с этого времени пролет продолжается во всяком случае в течение первой трети мая. Наиболее ранний экземпляр из Семиречья добыт в окр. Джаркента 27 апреля. У Оренбурга, по наблюдениям Зарудного (1888), камышницы появляются около 10—15 мая, однако, под Акбулаком наблюдались уже 4 мая. Наконец, Сушкин (1908) упоминает о добыче камышницы, случайно залетевшей на озеро Джалангач, 13 мая.

Весенний пролет совершается почти всегда парами и очень редко одиночными особями. На гнездовых прудах также появляются оба пола одновременно. Это позволяет предполагать, что пары образуются или на местах зимовок или в начале пролета. При весеннем перелете камышницы поднимаются на значительную высоту, тогда как осенью, как правило, летят низко над землей и водой. Осенью начинает отлетать к югу сравнительно рано при теплой погоде. С этого времени пролет затягивается до заморозков. В окр. Владивостока, на нижнем течении р. Тетюхи, видимо, пролетный экземпляр добыт 7 сентября (Шульпин, 1936). В зап. Алтае у Березовского камышница добыта 10 октября (Селении, 1935). В Семиречье пролет хорошо выражен в конце сентября (Шнитников, 1949). В районе Оренбурга птицы начинают отлетать примерно с десятых чисел сентября, и пролет затягивается до начала второй трети октября (Зарудный, 1888).

На нижней Сыр-Дарье в массе отлетает, видимо, в первой половине октября, в меньшем числе летит во второй половине этого месяца. Наиболее поздняя птица отмечена в окр. станции Байгакум 27 октября. В начале ноября положительно отсутствует на местных озерах. В течение всего октября пролетные птицы наблюдались также на Узбое (Шестоперов, 1938), под Ашхабадом, у Багира, пролетный экземпляр добыт 7 ноября, У Гассан-кули найден мертвым под телеграфной проволокой 5 ноября (Исаков и Воробьев, 1940). В Европейской части России даты отлета таковы: в Ульяновской обл. уже в последней трети августа число камышниц сильно возрастает, что, видимо, связано с подлетом птиц с севера (Житков к Бутурлин, 1906), под Уфой камышница была добыта около десятых чисел сентября. На Рыбинском водохранилище, близ Весьегонска, летящие в вечерних сумерках камышницы автором наблюдались 18 и 20 августа. Под Новгородом экземпляр был добыт 30 августа, под Москвой—29 августа и другой—25 сентября. В Смоленской обл. основная масса птиц отлетает в последних числах августа, отмечалась также 9 сентября (Граве, 1926), в Минской обл. отлет происходит, вероятно, в конце сентября (Шнитников, 1913).

Заметное уменьшение камышниц в Харьковской обл. наблюдается в последней трети сентября, разгар отлета совпадает с первыми числами октября и длится недолго. Уже после 10 октября пролет ослабевает. Наиболее поздние камышницы отмечены 22 октября (Сомов, 1897). В конце сентября отлетают также камышницы из Днепропетровской обл., в сентябре и начале октября, по наблюдениям автора, из района Запорожья, во второй половине октября и в первой половине ноября в районе Херсона (Браунер, 1894),между концом сентября и серединой ноября на Южном побережье Крыма, в сентябре и начале октября (7 октября) в Караклисском ущелье Армении. В начале пролета камышницы встречаются обычно парами, редко одиночками, затем группируются в небольшие (редко более 10 особей) стайки.

Биотоп

Пресноводные, редко солоноватые водоемы, заросшие камышом, тростником и древесной растительностью. Гнездовый биотоп меняется в различных частях ареала. В окр. Алушты (Южный берег Крыма) птица заселяет камыши и тростники крошечных прудиков, разбросанных среди горных садов. На Украине гнездится в камышах и тростниках степных прудов (ставков), в тростниковых порослях озер, образованных речными разливами, и густо заселяет пойменные леса речных долин. В лесостепной и лесной полосе поселяется в зарослях осоки и камыша озер (например озеро Киёво под Москвой), в затопленных ольховых зарослях, в речных затонах (Рязанская обл.), в затопленных смешанных лесах (под Весьегонском). В Закавказье у Ленкорани явно предпочитает затопленный ольховый лес водохранилищ—истылей, реже селится в тростниковых крепях у морских заливов и озер. В дельте Волги гнездовый биотоп—затопленные участки кустарниковой ивы и ветлы вперемежку с зарослями камыша и тростника.

В Азии предпочитает гнездиться в камышовых крепях по берегам и внутри обычно стоячих водоемов, реже в водоемах, обладающих слабым течением. В таком биотопе гнездятся камышницы на Сыр-Дарье, в низменностях Семиречья. На Мургабе в Туркмении, по наблюдениям Зарудного, гнездится в затопленных тамарисковых кустарниках. В окр. Алма-Ата, так же как и в Крыму, заселяет крошечные прудики, разбросанные в горной местности. Наконец, по указанию Шнитникова (1949), проникает и выше в горы, приблизительно до 1700 м над уровнем моря, населяя берега Иссык-куля. Только в самых северных частях Казахстана, например по Илеку, камышницы вновь гнездятся в двух различных стациях—в камышовых крепях озер и в пойменных лесах речных долин. На Алтае проникает в горы до 1500 м над уровнем моря. В какой обстановке гнездятся камышницы на озере Ханка в Уссурийском крае, остается невыясненным.

Численность

Обычна в Крыму, крайне многочисленна всюду на Украине, в Закавказье, особенно под Ленкоранью, нередка в Средней Азии, но немногочисленна в дельте и в низовьях Волги и местами в средней полосе Европейской части России. В Московской обл., на Рыбинском водохранилище и вообще близ северной границы ареала встречается редко. В Уссурийском крае—редкий вид. Общая численность птиц в Россиивесьма значительна.

Экология

Размножение

Половая зрелость в возрасте одного года. Даже при большой плотности населения—гнездится обособленными парами. Маленькие пруды всегда заселяются только одной парой камышниц, но на крупных водоемах часто гнездится несколько пар птиц. Гнездо от гнезда в таких случаях бывает расположено метров на 70—80 одно от другого, и кормовые участки птиц, гнездящихся по соседству, не совпадают. Гнездо, по сравнению с размерами птицы, довольно крупная постройка. Наружный диаметр трех промеренных нами гнезд: во время насиживания—21 и 24,5 см и около 30 см в августе, когда подросшие птенцы успели сильно растоптать гнездо. Диаметр лотка двух гнезд 12 и 14 см, глубина около 4 см, высота гнезд около 15 см. Гнездо строится почти всегда из однородного материала. Чаще всего птица использует прошлогодние листья камыша, к которым в небольшом числе примешиваются корешки того же растения, реже гнездо сооружается из листьев тростника. Еще реже, помимо листьев камыша, птица использует для гнезда и осоку или выстраивает его исключительно из этого растения. Вся постройка рыхлая, но только лоток вымащивается сырыми тонкими листьями, которые после высыхания слипаются и образуют гладкую поверхность. В зависимости от характера местности гнездо помещается на стеблях камыша или тростника, на кустарниковой иве, на деревьях, даже на пеньках, но всегда затопленных, где глубина воды колеблется от 10—15 ел и до метра с лишком. Таким образом, камышница приближается к гнезду вплавь. При гнездовании в камышовых и тростниковых зарослях основание гнезда то касается водной поверхности или торчащей кочки, то возвышается над водой до 30—35 см. В поймах больших рек, где уровень воды сильно меняется, камышницы предпочитают гнездиться на древесной растительности, иногда на высоте до двух, даже до трех метров над водной поверхностью. Боровиков (1907) указывает, что в Днепропетровской обл. иногда гнезда строятся на срубленных вербах. и тогда подстилкой служит сердцевина сгнившего дерева. Зарудный (1888) описывает гнездо, найденное в б. Оренбургском крае, которое помещалось в необычных условиях. Оно плавало на воде, на остове старого, потопленного гнезда выпи под прикрытием нависшей ольхи, и прикреплялось к стеблям ивы. Заросли были настолько густы, что птицы могли приблизиться к гнезду, только передвигаясь по ветвям затопленных кустарников. Гнездо состояло только из листьев широколистной осоки, доставленной сюда шагов за двадцать. При гнездовании в камышах и тростниках часто близ гнезда с кладкой помещается одно свежее гнездо без яиц. Вероятно иногда пара выстраивает два гнезда; в одном из них помещаются яйца, в другом отдыхает птица, не занятая насиживанием. В обоих гнездах позднее отдыхают подросшие птенцы. Это характерно для тех пастушковых, большая часть жизни которых проходит в плавании. Количество яиц в кладках колеблется от 6 до 12. Большие кладки бывают только в некоторые годы.

Яйца камышницы чрезвычайно похожи на яйца султанки и отличаются от них только маленькой величиной. Скорлупа их обычно матовая, у насиженных—г блеском. Основной фон одних—бледный, грязнозгленоватый, других—бледно ржавчато-желтый. Между этими крайними типами окраски существуют все переходы. По основному фону нечасто разбросаны мелкие и крупные поверхностные пятна. Они бывают светлые и темные краснобурые, пепельно-серые и более мелкие (глубокие пятнышки и точки)—светлофиоле-товые (Зарудный, 1888). Размер яиц (39) 40,9—45,0x28,9—32,0, в среднем 42,75x30,28 мм.

Выводит дважды в лето. Первые кладки в апреле и мае, вторые во второй половине июня и в июле. Во время первой и второй кладки самцы особенно часто подают свой голос, который не удается слышать в другое время года. Птицы кричат на зорях и ночью не только в зарослях, но и в воздухе, перелетая с места на место. Гнезда с яйцами попадаются между серединой апреля и концом июля; в августе даже сильно насиженные яйца—редкое явление. В Молдавии постройка гнезд, поданным Остермаиа (1912), между 10 и 15 мая. Позднее гнезда найдены 30 июня. Одно из них содержалоб свежих яиц, другое 8 яиц с семидневными зародышами, в третьем случае птенцы покинули гнездо, осталось лишь одно яйцо «болтун». Вероятно это были запоздавшие с гнездованием птицы. В Днепропетровской обл. гнездо с 9 ненасижен-ными яйцами найдено Боровиковым (1897) 26 апреля. Таким образом, первые яйца в этом гнезде были отложены около середины апреля. Нам незаконченные кладки часто попадались в окр. Запорожья между 15 и 25 апреля; в окр. станции Водяной Харьковской обл. найдена 9 мая незаконченная кладка в 4 яйца, там же 24 мая—6 насиженных яиц и 7 июня— 3 свежих яйца. Два известных Сомову (1897) гнезда в Харьковской обл. содержали 1 июля—надклюнутые яйца и 3 июля—3 надклюнутых яйца и 3 пуховичка. В окр. Киева 29 мая найдены 2 гнезда с кладками по 6 яиц, 5 июня тоже 2 гнезда с 6 и 7 свежими яйцами (Шарлемапь, 1930). Степень насиженности остальных яиц неизвестна. Появление пуховичков в различных частях Украины происходит со второй половины мая и во всяком случае до середины июля. Птенцы отмечены; совсем маленькие у Запорожья 17 мая и в более поздние сроки только что вылупившиеся в Харьковской обл. 3 июля, покинули гнездо под Киевом 27 июня. В других частях СССР сроки нахождения гнезд с яйцами и птенцов таковы: в дельте Волги— незаконченная кладка в 5 свежих яиц—11-го июня (Воробьев, 1936), на Кубани в ряде гнезд, осмотренных Птушенко, большинство имело 21 и 22 июня от 1 до 4 свежих яиц, две кладки были в 7 и 9 насиженных яиц; в Армении 20 и 21 июня гнезда из 6 насиженных яиц и из 8 и 2 яиц (Ляистер и Соснин, 1942).Степень насиженности последних яиц неизвестна. В окр. селения Вель, под Ленкоранью, нами найдено много гнезд: 29 апреля с 10 слабо насиженными яйцами, 3 и 27 мая две кладки по 11 яиц с большими зародышами, 6 июня с7слабо насиженными яйцами и ряд насиженных кладок до 27 июля. В десятых числах августа наряду с сильно подросшими птенцами—однодневные пуховички.

В Туркмении кладки со свежими яйцами найдены Зарудным (1896) 18 и 30 мая, насиженная кладка в 7 яиц—20 июня, пуховички в Астрабадской провинции Ирана близ границы Туркмении—18 июня.

В нижнем отделе Сыр-Дарьи начинает гнездиться в начале мая. Два гнезда, содержащие по 6 сильно насиженных яиц. найдены в Кзыл-ордин-ском районе 14 июня и 2 июля (Спангенберги Фейгин, 1936). В б. Оренбургском крае Зарудный (1888) 27 июня нашел гнездо с 2 яйцами, 30 июня— с 9 свежими яйцами и 15 июня—только что выведшихся пуховичков. Таким образом и здесь кладка происходит во второй половине апреля. Около середины нюня происходит вывод птенцов в Ульяновской обл. (Житков и Бутурлин, 1906). В Горьковском крае Серебровский (1918) нашел кладку в 12 насиженных яиц 9 июня; спустя 10 дней из этих яиц вывелись пуховички. Маленькие пуховички в Московской обл. отмечены 17 августа (Воробьев, 1925). В Минской обл. 13 мая найдены насиженные яйца, 16 июня неполная кладка в 4 свежих яйца, вывод птенцов отмечен 18 июля, а птенцы в полматки наблюдались до7 августа (Шнитников, 1913). Наконец, Птушенко в Окском заповеднике нашел гнездо с 3 яйцами 22 июня и наблюдал 7 маленьких пуховичков 10 июля. Для более северных и восточных частей ареала данные о сроках размножения камышницы у нас отсутствуют.

Отдельные яйца откладываются самкой через 24 часа. Насиживание начинается, когда кладка близится к концу. Оно лежит в основном на самке, но, повидимому, и самец иногда сиднт непродолжительное время на яйцах. У гнездас яйцами и у птенцов держатся обе птицы гнездовой пары. Продолжительность насиживания около 19—22 дней. Наблюдения Шарлеманя (1930) в окр. Киева таковы: в гнезде, найденном 5 июня, оказалось 7 яиц, 10 июня это гнездо содержало уже 12 яиц. Птенцы вывелись и покинули это гнездо 27 июня. Таким образом, насиживание продолжалось будто бы 17 дней.

Вероятно, в данном случае вкралась какая-то ошибка. В гнездах, содержащих небольшие кладки (в 6 яиц), птенцы почти всегда выводятся в течение одних суток, даже в течение нескольких часов. В других случаях вывод птенцов продолжается около 6 дней. Если в это время потревожить самку, она уводит птенцов в другое гнездо и оставляет их на попечение самца, сама же возвращается и продолжает насиживание (Зарудный, 1888). Самка, потревоженная в гнезде с насиженными яйцами, иногда переносит их в лапах в другое гнездо. Однако это происходит лишь в тех случаях, когда гнездо помещается сравнительно высоко над водой и самка имеет возможность подняться в воздух прямо с гнезда. Пуховички в первый день жизни умеют плавать и нырять. Птенцы первого выводка рано покидаются родителями. Достигая размера в полматки, они разбредаются в тростниках, вновь собираясь в гнезде лишь во время отдыха. Вторые выводки держатся вместе до отлета. Неразбившиесп выводки с самками отмечены нами в окр. Алушты до 26 августа, в дельте Волги бывают до начала сентября (Воробьев, 1936) и до середины сентября в ряде более северных пунктов.

Линька

У взрослых—одна полная годовая, в общем между июлем и октябрем. У молодых—частичная смена мелкого оперения между августом и декабрем. Последовательность смены нарядов: пуховой, гнездовий (птенцовый)—окончательный. Линька взрослых начинается в конце размножения—у части особей уже со второй половины июля, обычно в конце июля и в августе. При линьке сменяется все крупное и мелкое оперение, маховые выпадают одновременно и птицы, потеряв способность летать, ведут крайне скрытный образ жизни. Два экземпляра, доставленные в Башкирии Сушкину (1897), в конце июля имели облинявшие головы и шеи. По данным Сомова (1897), линька старых птиц протекает медленно. Две линные птицы, полностью утерявшие все маховые, попались ему: одна около 10 августа, другая 16 августа. Взрослые камышницы, добытые в сентябре во время перелета, а также в октябре на местах зимовок, имеют почти полностью свежее оперение.

Питание

Животная и в редких случаях растительная пища. Поедает всевозможных водяных и наземных насекомых и их личинок, пауков, моллюсков. Желудки вскрытых птиц оказываются заполненными хитинными остатками насекомых, среди которых почти всегда удается находить мелкие раковины прудовиков и катушек. В подавляющем большинстве случаев в поисках пищи птица плавает по глубоким участкам водоемов, обшаривая с обеих сторон листья водяной лилии (Шнитников,1949), склевывает со стеблей тростника пауков и жучков, иногда погружает голову в воду, чтобы достать оттуда водяное насекомое. Из растительной пищи поедает свежие побеги и ягоды (Taxus и облепиху).

Полевые признаки

Несколько меньше чирка; имеет тело, сильно уплощенное с боков, и длинные ноги с хорошо развитыми пальцами, прекрасно плавает и умеет нырять. В поисках пищи выходит из тростниковых зарослей и подолгу остается на открытых плесах. Плавая, она в такт движению ног наклоняет голову и то и дело подергивает своим коротким, приподнятым вверх хвостом. От лысухи хорошо отличается сравнительно небольшими размерами и ярким (с преобладанием красного цвета) клювом (у взрослых особей), а темная, почти черная окраска и величина отличают ее от других близких видов. Испуганная—вплавь спешит к зарослям, иногда бежит по воде, помогая крыльями, или взлетает, но, достигнув камыша, садится и прячется. Однако неплохо летает, и во время весенних перелетов, летит прямым, но быстрым полетом. Изредка в поисках пищи медленно бродит по отмелям и берегу или неподвижно стоит у чистой воды с краю тростниковых зарослей. Быстро бегает по суше. Деятельна в вечерние, утренние часы и днем, ночью менее активна, исключая период спаривания.

Голос различен в разное время года. Только в летнее время часто удается слышать в зарослях громкий крикккррруук». Птица издает его обычно, сидя на камышовом заломе, иногда на затопленной ветле, редко плавая. Вероятно, это брачный крик самца. В эти же сроки удается слышать другой крик «кек»; при испуге он повторяется два или три раза—«кек-кек». Нам кажется, это крик самки и самца, так как его удается слышать в воздухе во время пролета. Плавая с птенцами, курочка издает негромкий позыв, передать который словами мы не сумеем. Голос пуховичков—тонкий протяжный писк. У подросших птенцов он переходит в протяжный негромкий крик—«грустное похныкиванье», по выражению Житкова и Бутурлина (1906). Других голосов от водяных курочек мы не слышали. Житков и Бутурлин упоминают о громком крике, похожем на слог «уа», с заметным ударением на последнем слоге. Обычно он повторяется два, иногда много раз подряд с перерывами после каждого слога не менее полутора-двух секунд, часто неравными.

Описание

Размеры и строение

Как у большинства видов этой группы, тело сжато с боков. Клюв мощный—средней длины. Ноги длинные, но сильные, с очень удлиненными пальцами н хорошо развитыми слабо изогнутыми когтями. Средний палец длиннее плюсны. Между пальцами имеются едва заметные перепонки. От клюва на лоб Заходит лишенное перьев пространство. Оперение рыхлое и довольно мягкое Хвост недлинный, число рулевых 12, перья надхвостья почти доходят до вершины хвоста. Крыло короткое и широкое, первостепенных маховых 11, вершину крыла образуют второе Самец несколько крупнее самки. Длина тела самцов (2) 322, 350, самки (I) 326 мм; Размах крыльев самцов (4) 540—560, самок (2) 490 и 525 мм; длина крыла самцов (20) 53-181, самок (10) 150—164, в среднем 157,1 и 166,1 мм.

Вес птиц без определения пола 200—350 г (Бутурлин, 1935).

Окраска

Пуховой птенец—черный, отливающий оливковым на спинной стороне тела. Голова покрыта редким пухом, сквозь который просвечивает красная, а на лбу серовато-синяя кожа. Над глазами, а также на боках головы и на горле—серебристые волоски. Ноги черные. Клюв оранжевый, вершина желтовато-зеленая.

Молодые птицы отличаются от взрослых маленьким неоперенным пятном на лбу и окраской. Спинная сторона птиц более светлая, бурая. Горло почти белое, шея и зоб светлосерые, брюшко из комбинации серовато-белого и серого цвета. Клюв, бляшка на лбу—буровато-оливковые. К декабрю в возрасте около полугода молодые одевают наряд взрослых, радужина становится красной.

Голова и шея взрослых черно-серые, почти черные, брюшко и бока темносерые. Середина брюшка беловатая. На темном фоне боков несколько белых продольных полос. Спина и верхняя часть крыльев буровато-оливковые. Внешнее опахало первого махового светлое, рулевые черные. Длинные нижние кроющие хвоста—белые; короткие средние кроющие—черные. Ноги зеленоватые, низ голени с оранжевой или красной перевязкой. Бляшка на лбу и клюв красные, вершина клюва желтая. Радужина буровато-красная.

Источники

  • Птицы СССР под ред. Г.П. Дементьева и Н.А. Гладкова